Понедельник, 17.02.2020, 05:11
Приветствую Вас Интересующийся

Авиация Коми

Главная » Статьи » Разное » Разные материалы

Эх, были крылья в наше время...

Так уж устроено природой, что каждое животное или растение в течение жизни переживает три неизбежных этапа: развитие, расцвет и увядание, за которым следует смерть. Как ни печально, но этому закону, коему подчиняются все живые организмы, оказался подвластен и городской авиаотряд. По крайней мере, такие невеселые мысли сквозят в воспоминаниях его ветерана Геннадия Поповцева, отдавшего Ухте более полувека своей жизни. Он говорит о зарубежных командировках, экзотике арабского Востока и тропической Африки, а также о жутких 90-х, когда крылатые машины резали на баллончики для дезодорантов...

Вместо предисловия 

Лет 30 назад Ухтинский объединенный авиаотряд, пожалуй, достиг зенита своей славы, в котором продержался более 10 лет. Как утверждает Геннадий Поповцев, в те времена наш авиапарк насчитывал около 90 единиц летающей техники: 11 самолетов ЯК-40, более 20 вертолетов МИ-8, несколько тяжелых МИ-6, пять «летающих кранов» МИ-10, восемь МИ-26 – самых мощных винтокрылых машин в мире в тот период, да еще прикомандированная эскадрилья ТУ-134, которая формально считалась сыктывкарской, но базировалась в «жемчужине Севера». А сколько на ухтинскои летном поле стояло «малышей» вроде «кукурузников» АН-2 и мини-вертолетиков МИ-2, теперь уже и припомнить трудно. По словам Поповцева, из Ухты только в Сыктывкар самолеты летали по 11 раз в сутки, а еще три рейса на Москву, маршруты в Казань, Свердловск, Ленинград, Тюмень, Салехард, Пермь, Анапу, Симферополь...

Даже в самые маленькие деревушки Коми летал труженик АН-2. Билеты стоили так дешево, что пенсионеры вполне могли летом слетать на море.

А какие были люди! Еще в 80-е годы ухтинские экипажи были востребованы буквально во всех частях света. Их мастерству рукоплескала благополучная ухоженная Европа, нищая голодная Африка, постоянно бурлящая Латинская Америка, неуловимо «тонкий» арабский Восток, пряная Юго-Восточная Азия и даже совсем уж загадочная Папуа – Новая Гвинея. Кто из ухтинских авиаторов не помнит имя своего, увы, уже бывшего земляка, знаменитого Геннадия Мальцева, творившего чудеса эквилибристики на тяжеловесном вертолете! О некоторых маленьких эпизодах «золотого века» городской авиации и рассказал нам его тезка Геннадий Поповцев.

Арабская сказка 

Он родился в Сыктывкаре, в 1952 году семья переехала в Ухту. Отсюда Геннадий поехал учиться в Киевский институт инженеров гражданской авиации, сюда же и вернулся после его окончания в 1969 году. Работал на авиационно-технической базе (АТБ) аэропорта. Поповцев уже был заместителем главного инженера, когда его в 1986 году отправили в первую загранкомандировку в Народно-Демократическую Республику Йемен. «Я поехал по линии Авиаэкспорта. Но когда прилетел на место, оказался единственным гражданским специалистом, остальные мои соотечественники носили погоны», – вспоминает Поповцев.

В небольшом поселке, расположенном в 40 километрах от столицы страны Адена, обитали около 300 военспецов. Жили в двухэтажных коттеджах, доставшихся в наследство от англичан – бывших хозяев Йемена.

Геннадий Иванович с женой и младшим сыном-второкласником заняли отдельный домик со всеми удобствами и даже садом. До Красного моря – километра три, гораздо больше до Аденского залива Аравийского моря. Задача ухтинца – консультации по вопросам технического обслуживания военных вертолетов МИ-8 и обучение местных кадров.

С арабами Поповцев контакт наладил довольно быстро, отношение к русским было прекрасное. Общение происходило на языке Пушкина, так как многие йеменцы учились в СССР. «Правда, и я выучил около 300 арабских слов. Чаще всего употреблял выражение «кэбир шукран» – большое спасибо», – говорит Геннадий Иванович.

Его супруга тоже времени зря не теряла: регулярно наносила визиты в окрестные дуканы – так арабы называли маленькие магазинчики, где продавалась всякая всячина. На фоне тотального дефицита, царящего в то время на Родине, ассортимент йеменских лавочек поражал воображение. Поповцев же по достоинству оценил качество настоящей японской аппаратуры, когда где-то в аравийской пустыне приобрел у бедуинки магнитолу за 150 долларов.

Кстати, о долларах. По словам Геннадия Ивановича, его труд наниматели оценивали в $2 200 в месяц – хорошие деньги по тем временам. Но на руки получал он только по 650, остальное, по мнению ухтинца, уходило куда-то в советское торгпредство и дальше в Москву...

В свободное от работы время русские ездили купаться в Красном море. «Женщины так вообще по два часа из воды не вылезали: заберутся поглубже, так, что только головы торчат, и чешут языки», – смеется Поповцев. В общем, в его памяти о Йемене остались самые приятные воспоминания: вечное лето, голубое небо (за три с половиной года только один небольшой дождик), связка бананов весом в 36 кг, черепаховый суп, доброжелательное население и, конечно, любимая работа.

Крокодилы, пальмы, баобабы...



В 1990 году он вернулся в Ухту, продолжил работу в АТБ, вырос до главного инженера. А в мае 1995-го вновь отправился в дальние края, на этот раз в маленькое африканское государство Сьерра-Леоне. Там работал ухтинский экипаж МИ-8 в составе 4 человек, Геннадий Иванович с напарником обеспечивали его техническую поддержку. Кроме гражданских на базе обитали и военные советники. «Условия там были, конечно, похуже йеменских. Все жили на окраине Фритауна (столицы) в одном длинном доме из четырех комнат. Мы со Славой Брюшковым занимали одну на двоих», – рассказывает ветеран авиации. В стране шла очередная гражданская война, поэтому наниматели предоставили русским специалистам охрану: плечистые чернокожие парни жили в том же доме и быстро нашли общий язык с россиянами. В отличие от предыдущей командировки Поповцеву за все время не представилось возможности изучить быт местного населения, проживающего за пределами лагеря.

Зато он свел знакомство с вицепрезидентом страны и его супругой, которые охотно пользовались услугами наших вертолетчиков, даже побывал с визитом у них дома.

Впрочем, определенную нехватку комфорта с лихвой компенсировал ласковый в тех широтах Атлантический океан, плескавшийся буквально в 300 метрах от дома. А вот окрестные непроходимые джунгли желания прогуляться по ним не вызвали. «Я посмотрел на эти заросли сверху и подумал: да ну их...» – машет рукой Поповцев. Однако самые яркие впечатления об экваториальной Африке у него остались от тропического ливня.

«Жара, небо голубое и ясное. Вдруг в течение часа все затягивает облаками и перед тобой встает буквально стена воды. Причем не вертикальная, а с наклоном: сильнейший ветер вбивает капли сквозь одежду. Все это так же неожиданно заканчивается, и снова жара, голубое небо», – удивляется Геннадий Иванович.

Состоялось знакомство и с местной фауной. Одному из посланцев далекой России гостеприимные хозяева подарили на день рождения обезьянку. В первый же день примат устроил в доме полный кавардак, носился чуть ли не по потолку, перевернул все вверх дном. Новый владелец решил, что столь энергичное животное в домашних условиях можно держать только на цепи и оставил «подарок» на его исторической родине. А перед самым отъездом африканцы презентовали русским двух небольших крокодилов. Поломав голову над способом безопасной доставки рептилий в Ухту и не придя к единому мнению, наши земляки отказались и от этого «сувенира». Бедные крокодилы были тут же съедены охранниками...

Резюме в миноре 

Когда Поповцев вернулся в родной аэропорт, развал предприятия достиг своего апогея. Родные его сердцу вертолеты буквально пошли под нож: некая предприимчивая фирма скупила их за бесценок, после чего цвет ухтинского авиапарка был распилен и отправлен на переплавку, чтобы вернуться к нам уже в виде баллончиков с дезодорантами и освежителями воздуха. «Настроение у меня тогда было невероятно гнетущее, даже, чего греха таить, попивать начал...» – признается Геннадий Иванович. Помучившись еще несколько лет, в 2000 году он вышел на пенсию.

«Думаю, что возродить такой мощный авиаотряд, какой был в Ухте раньше, уже невозможно. Да, пожалуй, и нецелесообразно. Теперь нормальная техника осталась только в Газпромавиа, но это уже отдельное предприятие. И диспетчеры тоже сами по себе. В общем, как в свое время развалился Союз, то же произошло и с авиаотрядом. А построить новый самолет или вертолет куда легче, чем вырастить нового хорошего авиационного специалиста. Что уж теперь, видимо, каждому овощу свое время...» – с пессимистическим вздохом закончил разговор ветеран 



Источник: http://nepsite.ru/node/3678
Категория: Разные материалы | Добавил: ssstrokash (02.02.2009) | Автор: Станислав
Просмотров: 1417 | Рейтинг: 5.0/1 |
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Категории каталога
Разные материалы [11]
Форма входа
Поиск
Друзья сайта
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Наш опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 77