Понедельник, 17.02.2020, 05:04
Приветствую Вас Интересующийся

Авиация Коми

Главная » Статьи » История » Исторические записки

Альберт Круглов совершил побег из Хартума

В 1993 году в Африке самолетов «Аэрофлота» летало едва ли не больше, чем в России. Так получилось, что с развалом Советского Союза на Родине они оказались невостребованными. Тогда развалилась не просто держава, сменился экономический строй, в каждой республике и даже городе стали создаваться свои авиакомпании. 

Европа в наших самолетах не нуждалась: там своих было достаточно. Нуждалась Африка. 
Наши летчики, простаивавшие на родине из-за сокращения рейсов и закрытия авиалиний, соглашались на работу в экстремальных условиях, не имея в контракте пунктов о страховке, гарантий денежной компенсации в случае аварии или болезни. Соглашались, потому что иначе вместо них полетели бы другие...
Альберт Тимофеевич Круглов в Африку летел уже не впервые: бывал в Судане, потом – в Анголе. В Анголе шла война, кто-то с кем-то воевал, но летчики вроде как сохраняли нейтралитет. Но – на войне как на войне! Был случай, когда их обстреляли буквально «свои» – те, которым они везли медикаменты. Накануне этот отряд атаковал вертолет с «нашей» раскраской: в Анголе было много техники, купленной еще в Советском Союзе. Ну, а тут летит самолет с такими же знаками на крыльях – кто же выдержит такую наглость? Едва не сбили... 

 

- Альберт Тимофеевич, сложно было привыкать? 

- Сложно – не то слово. Сколько их, наших российских «аннушек», осталось валяться на бескрайних просторах Африки! Проблем хватало: и пыльные бури, и тропические ливни. Практически весь континент – сплошная возвышенность, воздух разряжен, аэродинамические показатели совсем не те, к которым мы привыкли. Ну, и жара с ума сводила: 40 градусов в тени – северянам переносить такое непросто...


Но в тот раз Круглов отправлялся в командировку спокойно: экипаж слетанный, страна мирная. Есть контракт, есть заказчик, только работай! Три месяца должны пролететь незаметно. Он еще не знал, что их предприимчивые хозяева умудрились продать самолет. Как потом стало известно, за 250 тысяч долларов.
Неприятности начались практически сразу. Раньше, когда экипаж находился под покровительством ООН, летчики жили в сносных условиях. А тут их поселили в натуральной сакле. О кондиционерах здесь и не слыхивали, вода из крана шла градусов 50-60 по утрам, а вечером это был просто кипяток. Спать пришлось на матрасах, белье привезли через два месяца, когда парни уже бунт устроили. Но главное – работа: они больше сидели на земле в своем провинциальном Эль-Обейде, чем летали, а такого быть не должно. 
Круглов пытался выяснить ситуацию, связывался с руководством компании в Сыктывкаре, но там лишь отделывались туманными обещаниями разобраться. Только через два с половиной месяца ему сообщили, что в Судан вылетает представитель «Нордика» – фирмы, с которой заключен контракт. 
Круглов отправился в Хартум, столицу Судана. И тут оказалось, что «Нордик» теперь ни при чём, поскольку продал самолет фирме «Сатик», у которой есть хозяин – некий доктор Малик. Вот теперь все встало на свои места: и отсутствие работы, и «комфортные» условия проживания. Экипаж просто поставили в невыносимые условия: ждали, что летчики начнут возмущаться, после чего их «облагодетельствуют» и отпустят домой. 


Доктор Малик не стал скрывать своих намерений. Он предложил Круглову выбор: работать на него и получать пять тысяч «зеленых» или убираться в Москву. Билеты он им купит, а про оплату пусть забудут. 
Никому они не были нужны, и об этом Альберт Тимофеевич узнал в консульстве, куда попал едва ли не чудом, как в хорошем детективе. Оказалось, что уже год консул забрасывает Москву телеграммами: «Не посылайте в Судан самолеты! Идет прямой их захват, уже стоят в столичном аэропорту на приколе Ил-76 и Ан-12 – экипажи улетели пассажирами в Москву». 
Рассказывать о всех злоключениях Альберта Тимофеевича — получится целый роман, по которому можно сделать фильм покруче «Кандагара». Было все: шантаж, уговоры, угрозы, попытки подкупа, бесконечные переговоры. Малик хотел одного, чтобы экипаж принял условия и остался: самолет без обслуги быстро превратится в груду металлолома, да и мародеры бесхозное добро растащат в момент. 
Пришлось Круглову проявить чудеса дипломатии и «восточную хитрость». Упираться было нельзя: Малик ведь мог их просто выгнать на улицу, лишив гостиницы, а без денег куда? В нищей стране им оставалось одно: куски собирать... В том же консульстве командиру экипажа «по-свойски» шепнули, что посол из-за русских летчиков шум подымать не будет и на разрыв отношений не пойдет – не то время.
В конце концов Круглов сделал вид, что колеблется, но ему нужно посоветоваться с экипажем. А Малик, обрадовавшись, дал разрешение на перегон самолета из Эль-Обейда в Хартум. Мол, здесь будет проще решать вопросы. 

- А вам не хотелось Малику в морду плюнуть?

- Еще как! Но ведь этим делу не поможешь, нужно было крутиться и изображать покорность... 

Вернувшись в Эль-Обейд, Круглов стал готовиться к перелету. Естественно, не к Малику в гости. Во время поездки в Хартум Альберт Тимофеевич встречался с послом, консулом и военным атташе. Тогда он предложил улететь «по-английски», не прощаясь, даже план накидал. Но «большие» люди план не одобрили: лететь предстояло через недружественные страны, а там заставят сесть и обвинят в угоне. Отношения у России остались только с Египтом, но до него далеко. Впрочем, атташе был уверен, что до этого точно не дойдет – их собьют в ближайшие 15 минут после взлета. 
Прилетев в Хартум, экипаж покинул самолет. Круглов доложил Малику о прилете, после чего летчики на двух машинах уехали в город. Перед выездом они на глазах охраны и в присутствии подчиненных Малика завели разговор о том, что соберутся здесь же завтра утром. Они рисковали, конечно, рассчитывая на то, что Малик не даст указаний охране. Расчет оказался верен: счастливый обладатель самолета поверил, что русские смирились...
Они вернулись, когда стемнело. Сменившаяся охрана ничего не заподозрила, и экипаж занял места в кабине. Взлетели без выстрелов, хотя готовы были и к этому: отступать было некуда, за попытку угона их все равно ждала тюрьма. Взяли курс не на север, а совсем в другую сторону – на Абу-Симбел. Перелетев границу с Египтом, обратились к диспетчеру Каира: Круглов сообщил, что у них забарахлил один из моторов, требуется помощь. И Каир дал добро на посадку в ближайшем порту. 
Пока экипаж «разбирал двигатель», Альберт Тимофеевич связался с агентством «Аэрофлота», рассказал о ситуации и попросил помощи. Там сразу все поняли и дали указание на заправку самолета, после чего судно направилось в Каир. Свое везение Альберт Тимофеевич связывает с тем, что происходило все это в конце декабря, Малик с компанией праздновали Рождество и просто «прозевали» их вылет. 

- И как вас встретило начальство в Сыктывкаре? С фанфарами?

- Как бы не так! Меня обвинили во всех грехах, зарплату не дали, чуть не уволили даже. Наверное, чтобы я шума не поднимал, экипаж отправили в Эмираты. И вот тут мы однажды оказались точно в таких же условиях, что и коллеги из фильма «Кандагар». Только мы раньше...


Наши летчики везли груз по линии ООН из Пакистана в один из лагерей Афганистана, при подлете к Кандагару с земли последовал приказ идти на посадку. Естественно, Круглов ответил отказом, тогда в небе появились два истребителя и взяли его в «клещи». Круглов даже лицо одного из летчиков разглядел: смуглое, восточное, совсем молодое. Пилот жестами показал, что нужно садиться, а Круглов в ответ скрутил фигу. Тогда афганец продемонстрировал «бочку», пройдя перед самым носом у Ан-12. Сам бывший летчик-истребитель, Альберт Тимофеевич понял, что шутки кончились и сейчас их будут сбивать... 
Экипаж мгновенно собрался в кабине, стали решать, что делать. У всех еще не остыли в памяти воспоминания о плене в Судане, а тут «засветил» новый, почище африканского: летели-то они над вою-ющей страной, а на войне все бывает. Нужно сказать, что переговоры в воздухе ведутся на английском, а тут Круглов перешел на ненормативный русский, и это как-то попало в эфир. Вдруг в наушниках раздалась русская речь. Оказалось, один из диспетчеров в свое время учился в Союзе, стал расспрашивать о грузе. Круглов ответил, что везут медикаменты, их ждут раненые и больные. Рация смолкла, а через некоторое время истребители ушли... 

- Как думаете, почему истребители вас не тронули?

- Наверное, просто повезло: афганцы не захотели связываться с ООН – мог получиться скандал. Да и знали они, что у нас на борту, им сообщал кто-то из наших же, из тех, кто делал бизнес на крови. Самолет стоил денег, а талибы платили за информацию. А деньги, как известно, не пахнут...

- А фильм «Кандагар» смотреть пойдете?

- Не знаю еще. Бередить прошлое не хочется...

Альберт Тимофеевич Круглов в 1993 году был заместителем командира эскадрильи Сыктывкарского авиапредприятия. В прошлом летчик-истребитель, в 1961 году был уволен из армии по хрущевскому сокращению, переучился на авиадиспетчера, потом прошел обучение как пилот «Аэрофлота». Закончил Московскую академию гражданской авиации, работал в Воркуте, затем был переведен в Сыктывкар. 
Народный депутат СССР. На пенсию вышел с летной работы в 61 год.


Источник: http://www.komikz.ru/2009-02-24-06-05-44/1667-2010-02-11-15-38-49
Категория: Исторические записки | Добавил: ssstrokash (25.03.2010) | Автор: Ярослав Алехин
Просмотров: 1213 | Рейтинг: 0.0/0 |
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Категории каталога
Исторические записки [15]
Форма входа
Поиск
Друзья сайта
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Наш опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 77